суббота, 22 октября 2016 г.

"НАШЕ НАСЛЕДИЕ" - СУЛИНСКАЯ ЗЕМЛЯ И КОСМОС - ОН ГОТОВИЛ ГАГАРИНА В ПОЛЁТ

СУЛИНСКАЯ ЗЕМЛЯ И КОСМОС

ОН ГОТОВИЛ ГАГАРИНА В ПОЛЁТ


     Нашему земляку Виктору Давидьянцу, выпускнику Московского энергетического института, посчастливилось после его окончания попасть на завод «Звезда» в подмосковном Томилино, где работали не обыкновенные люди, а только гении и таланты. Его руководитель отдела, будущий академик Гай Северин говорил просто и доходчиво, не преувеличивая: «Да, у меня лучший в мире коллектив».

     На «Звезде» были созданы первые контейнеры, в которых собачки стартовали на ракетах. Потом гермокапсула для легендарной Лайки. Ну и конечно же, системы жизнеобеспечения и возвращения на Землю первых четвероногих путешественников Белки и Стрелки.

     С 1959 года на «Звезде» рождаются индивидуальные средства спасения и жизнеобеспечения космонавтов. Для «Востока» - это кресло пилота, скафандр и комплекс средств выживания при аварии.

     В музее – предприятии «Звезда» бережно хранится скафандр Юрия Гагарина, тот самый, который помогал  надевать первому космонавту Виктор Давидьянц и его товарищ Лебедев. На нём красуется надпись СССР, сделанная Виктором. Он является достоянием Отечества. А история этой надписи такова. Когда Юрия Гагарина и Германа Титова одели в скафандры и все участники по русской традиции присели перед дальней дорогой, произошла заминка…

     Кто-то из присутствующих напомнил, что на космонавтах нет опознавательных знаков, сказав:

     - Вот опустится в этом снаряжении Юра с неба, где ни - будь в поле и пока достанет удостоверение космонавта, ему не разобравшись, какой ни будь колхозник в степи в лучшем случае надаёт тумаков, а в худшем ткнёт вилами. Перспектива прямо скажем неважнецкая

     В первый момент эта мысль всех несколько ошарашила. Виктор Давидьянц принял решение почти мгновенно, взял в руки баночку краски и кисть. В зале запахло нитрокраской, и на белых шлемах космонавтов стали появляться алые буквы СССР. Так наш земляк вошёл в историю. На протяжении нескольких лет он принимал участие в отправке первых  космонавтов в космос.

     Увлечённый работой, он не замечал, как годы летят, как выросли дети…Ему, постоянно занимающемуся космическими проблемами, часто снились обычные земные сны. В них он видел родной Сулин с его тихими улочками, заводской парк с громадными пышными дубами, родную школу,  небольшую речку Гнилушку, на которой выросла вся местная детвора. Детство Виктора выпало на предвоенное и военное  время, и было трудным и суровым, как и всех сверстников. Учёбу в школе прервала война и оккупация города. Поэтому школу Виктор окончил не в 17 а в 19 лет.

     Вместе с лучшим другом Павлом Шматченко Виктор в 10 классе прошёл медкомиссию в гор военкомате, оба мечтали стать лётчиками. Но после выпускных экзаменов Давидьянц вдруг изменил решение и уехал в Москву, поступил в энергетический институт. Как отмечали одноклассники, Виктор не только хорошо учился, но и был первым математиком в школе. Он единственный из класса решил Министерскую контрольную.

     Увлекался фотографией, как старший брат Лёва. Любил фотографировать друзей. В институте занимался боксом. Друзья над ним подшучивали, так как он с детства рос щупленьким и имел небольшой вес. Но Виктор был упёртым юношей и имел первый разряд.

      На последнем курсе института женился на однокурснице, дочери генерала, вскоре у них родился сын Сергей, но прожили они мало. Женился второй раз.

     Дружил с космонавтом Александром Волковым, ходил в куртке с эмблемой космонавтов и всю жизнь сожалел, что не стал лётчиком. 

     В 1956 году окончил институт, получив специальность инженера – теплотехника. Его как лучшего студента направили в закрытое КБ номерного завода, где он проработал более 30 лет: сначала инженером – исследователем, затем ведущим инженером и начальником отдела жизнеобеспечения космических кораблей. Он был активным участником создания наземной и лётной отработки систем спасения лётчиков и космонавтов: катапультных кресел, элементы экипировки пилотов летательных аппаратов, космических скафандров, индивидуальных кресел – ложементов для космонавтов, аэродинамических стендов для испытаний комплексов систем жизнеобеспечения и аварийного спасения.

     Давидьянц участвовал в запусках первых и последующих пилотируемых космических кораблей, находясь на стартовых позициях Космодрома Байконур. Он автор многих изобретений и рационализаторских предложений, которые нашли свое применение в авиационной и ракетно-космической технике. За создание средств спасения для лётчиков и космонавтов был удостоен Государственной премии СССР, награждён медалями «За Трудовую доблесть», «За доблестный труд».

     Бывая в отпуске в Красном Сулине, Виктор встречался с одноклассниками, обязательно заходил к своим любимым учителям: классному руководителю Прасковье Григорьевне Нежельской и директору школы Василию Васильевичу Сивелькину.

     В Красном Сулине помнят и гордятся своим земляком Виктором Тиграновичем Давидьянцем, стоявшим у истоков организации первых полётов советских космонавтов в космос.



Мякинченко В.А., писатель, краевед.

Литературно – краеведческий альманах «Наше Наследие» № 1, с. 4, 5